Вова Таран
ДЦП, смешанный тетрапарез
Здравствуйте! Хочу рассказать вам историю боли нашей семьи. Наш
сыночек Таран Владимир Александрович – второй ребёнок, которого ждали 7
лет, родился 13 марта 2011года. Родился доношенным, в 38 недель, 8-9
баллов по шкале Апгар и выписан из роддома домой с диагнозом «Здоров»
на пятые сутки. И мы радовались своему спокойному здоровому малышу,
даже начали проходить в месяц медосмотр. Ничего не предвещало
страшного. Но на 32-е сутки ночью ребёнок начал срыгивать, беспокоиться.
На утро вызвали участкового врача, его тоже ничего не испугало, только
посоветовал сходить к неврологу. Но срыгивания переросли в рвоту,
съездили в городскую больницу, на УЗИ обнаружили кисту в левой теменно-
затылочной области, укололи лазикс и отпустили домой. Но лучше не
становилось, мы повезли сына в краевую больницу, снова сделали НСГ
головного мозга и врачи поняли, что сейчас происходит массивное
кровотечение в мозг, Вову тут же забрали в реанимацию, стали готовить на
операцию к нейрохирургам. Была остановка дыхания. Потом нейрохирург
вышел и сказал, что не может убрать сейчас гематому, потому что кровь не
сворачивается. Пришлось ждать улучшения показателей коагулограммы 6
суток, но и спустя это время ничего не изменилось, и Вову прооперировали
уже по жизненным показаниям, не взирая на свёртываемость. После
операции выяснилось, что теперь ликвор плохо всасывается из желудочков
мозга, наблюдали и через полгода лекарственной терапии провели
вентрикуло-перитонеальное шунтирование. В Москве за это время
подтвердили, что у нас была поздняя геморрагическая болезнь
новорождённых, ставшая причиной случившейся трагедии. Теперь неврологи
боялись лечить нас (назначать физиопроцедуры и массаж), и до года я лечила
сына на свой страх и риск, желая сделать что-то для здоровья ребёнка
(Войта-терапия в Саратове, Бобат, ЛФК в реабилитационных центрах дома в
Ставрополе, госпитализация в отделение неврологии в городской больнице),
у которого теперь был диагноз: «Последствия кровоизлияния в мозг на фоне
коагулопатии, состояние после удаления внутримозговой гематомы,
состояние после ВПШ (20.10.11), псевдобульбарный синдром,
правосторонний гемипарез, ЧАЗН обоих глаз, несодружественное
косоглазие, ЗПМР.
Потом постепенно спектр наших процедур расширился, когда в год в
Саратове сняли гематологический диагноз дефицита факторов
свёртываемости. Регулярно проходим реабилитацию в Ставропольских
реабилитационных центрах, лечение у невролога, трижды ездили в
Саратовский «Реацентр» на электроакупунктуру, трижды в Саратов на
Войта-терапию в кабинете восстановительного лечения в клинике
профпатологии и гематологии Саратовского ГМУ им. Разумовского, трижды
в Ростов-на-Дону к специалистам по Войта-терапии, сейчас продолжаем
занятия в детском центре «Мама, я смогу!» и реабилитационных центрах
города ЛФК, АФК, Бобат-терапия, занимаемся с логопедом, психологом,
дефектологом и добавили иппотерапию, кинезиотейпирование, акупунктуру
– пробуем самые разные методы восстановления для нашего Вовы. Сыночек
очень доброжелательный, любит людей, улыбчивый, всех обнимает и целует,
любит самую разную музыку, обожает мультфильмы и играть с сёстрами и
маленьким братиком. К 2,5 годам благодаря реабилитации и бойцовскому
настрою сына он научился садиться и сидеть без поддержки, к 4,5 – вставать
со стула и пытается стоять без опоры. Сейчас, спустя четыре года езды на
детском велосипеде, Вова научился нажимать педали и обожает ездить на
нём. Результаты у Вовы появляются не всегда сразу, чаще спустя некоторое
время, но они стабильные и радуют и воодушевляют нас.
Made on
Tilda